В то время, когда в Буэнос-Айресе еще существовали его знаменитые кварталы, где дети до заката играли в футбол на улицах, маэстро уже мечтал о бандонеоне и своей судьбе. В семь лет он прикоснулся к скрытым звукам ‘fueye’ (другое название бандонеона) и выбрал путь, по которому пойдет. Его вдохновлял пример его дяди, великого бандонеониста Карлоса Маркуччи, по его совету и примеру он играл гамму за гаммой, и так понемножку рождались его мелодии танго.

К двенадцати годам Алфредо Маркуччи дебютировал в детском оркестре, который развлекал публику в полдень в барах Буэнос-Айреса. Когда ему было семнадцать лет, он присоединился к оркестру Рауля Каплуна. Затем последовали записи на радио и выступления на больших танцевальных вечеринках. Так работа и страсть к танго слились воедино. Годом позднее Алфредо играл с его дядей Карлосом в оркестре Джулио Де Каро. В 1950 он впервые гастролировал с оркестром Едуардо Бианко: четырнадцать месяцев приключений, концертов и встреч с другим миром, который ему предстояло исследовать позже.

По возвращении в Буэнос-Айрес, он стал первым бандонеонистом в оркестре Джулио Де Каро, заменяя его дядю. В 1954 он посещает Японию с оркестром Джуана Канаро. Вернувшись снова в Буэнос-Айрес, он играл с Хорхе Калдарой, Енркико Марио Франсини и многими другими.

Это был золотой век танго. После длительной ‘Танго Одиссеи’, маэстро пригласили играть в знаменитом танго оркестре тех дней, мечте каждого бандонеониста — оркестре Карлоса Ди Сарли. Он играл в этом оркестре в течение трех лет до того дня, когда Карлос Ди Сарли серьезно заболел и не смог продолжать играть. Его великолепный оркестр развалился. В это время, когда Алфредо потерял свою работу, танго переживало кризис. Золотые дни танго закончились. Он решил путешествовать снова — на сей раз на Ближний Восток контрабасистом в составе джазового оркестра. Буэнос-Айрес, танго салоны, звездные ночи, где он создавал великолепную музыку по имени Танго вместе со своими ‘companeros’ — все это было позади.

Нелегко понять, что движет человеком в принятии такого решения, но определенно с поездкой на Ближний Восток для Алфредо Маркуччи началась другая жизнь: Либанон, Иран, Сирия, Египет — необычные места для танго музыканта. Другой воздух, другие мысли, лучшие и худшие времена.

Однажды ночью в ресторане Стамбула к Маркуччи обратился Альберто Парана с просьбой присоединиться к ‘Лос Парагуейос’ — оркестру, который достиг огромного успеха во всем мире, исполняя латиноамериканский фольклор. Так в 1961 году Алфредо Маркуччи обосновался в Антверпене со своим бандонеоном. Оттуда в течение пятнадцати лет он путешествовал по всему миру с Лос Парагуейосом. Но маэстро страдал от того, что он почти не имел возможности проводить время со своей семьей. В 1997 он, наконец, решил проститься с профессиональной музыкой и гастролями.

Вот таким образом Маэстро стал служащим на фабрике пластмассовых ламп в Бельгии. И в течение долгого времени он думал, что его музыка и его профессия бандонеониста потеряли свою ценность. В 1982 году два музыканта популярной бельгийской фольклорной группы Ром, Дирк Ван Есброек и Хуан Масондо узнали, что известный танго музыкант ‘старых времен’ живет по соседству в Бельгии. Дирк вырос в Аргентине, Хуан был также аргентинцем из Кордобы и эмигрировал в Бельгию, так что они знали музыку танго очень хорошо. Когда все трое встретились, Дирк и Хуан убедили Алфредо снова взяться за бандонеон и сделать запись танго и аргентинской фольклорной музыки. Это было начало оркестра ‘Танго Ал Сур’.

По прошествии многих лет, наконец, Алфредо ‘выпустил птицу’ своего бандонеона. Он снова стал популярен, и много молодых людей стали приходить к нему обучаться исполнению танго. Он познакомился с Карелом Краейенхофом и Лео Вервелдом, которые создали ‘Sexteto Canyenge’, как посвящение музыке Освальдо Пуглезе. Он встретил Бальтазара Бенитеза и записал с этим блестящим гитаристом один из самых красивейших компакт-дисков танго в Северной Европе — ‘Танго, una antologia’. Для Алфредо Маркуччи было большой радостью то, что так много молодых людей-энтузиастов интересовались его музыкой. «Тогда в золотые годы танго в Буэнос-Айресе», — говорит он, «мы не понимали, что то, что мы делали, было больше чем просто стиль танцевальной музыки. Мы никогда не думали, что это выйдет за пределы Буэнос-Айреса и будет жить даже по сей день.»

Алфредо Маркуччи до сих пор играет в различных оркестрах. Он продолжает путешествовать с Лос Парагуейосом. Он стал координатором и преподавателем на отделении танго Академии Музыки ‘d’Ixelles’ в Брюсселе. Там же он создал оркестр ‘Гран Типика Веританго’, чтобы играть главным образом для танцоров. При его содействии был также создан любительский танго оркестр ‘Fuego Lento’, основанный энтузиастом Мишелем Ван дер Майреном (контрабас), а также квинтет ‘Веританго’. Алфредо также иногда играет вместе с такими музыкантами, как Хуан Пабло Добал, Хуан Масондо и Мишель Ван дер Майрен. Также с Фабианом Руссо (певец), Хуаном Тахесом (певец), Мейблом Гонзалесем и Пиетом Вирманом.

Все, кто знают Алфредо Маркуччи, убеждены в его огромном таланте. Их восхищает то, как он исполняет свою музыку, глубокая и быстрая манера его игры. «Его бандонеон рассказывает истории, которые трогают нас до глубины души, заставляют грустить и любить одновременно. Его прямота и дружелюбный характер, его способность сказать так много немногими словами… Тот мальчик семи лет, играя гаммы на своем бандонеоне в маленькой аргентинской деревне под названием Энсенада, знал о великих вещах, которым суждено будет случиться. А главное, без Алфредо, мы не играли бы танго сейчас и здесь в Европе».

(перевод Юлии Зуевой)