Знаете ли, недавно изобрели новую разновидность бандонеона с рабочим названием «Неуловимый». Звук под каждой кнопкой такого инструмента сам по себе спонтанно меняет высоту в разное время не только суток, но иногда даже на протяжении одной минуты. Так, нажав одну кнопку, порой можно услышать целую музыкальную фразу. Каким бы анекдотичным не казался этот факт, создатели все же заверяют, что подобного рода феномен призван расширить не только границы наших возможностей, но и горизонты мировосприятия человека.

«Неуловимый» импульсивен, ветренен, своенравен. Для того чтобы исполнитель смог, так сказать, приручить его, (а посредники руки играют непосредственную роль в этом процессе), требуется очень высокая степень открытости, в чисто психологическом смысле этого слова. Нужно отдаться Ему, слиться с Ним. Те немногие, которым удалось достичь единения, описывают это состояние в религиозных тонах с мистическим оттенком и наставляют на путь применения такого способа для игры на любом инструменте, абсолютно на любом (!) – даже если это, ну скажем, трансцендентное облако.

Это, мягко говоря, непросто. Обучение на «Неуловимом» затрудняется отсутствием какой-либо системы. Квазисистема расположения звуков на клавиатуре постоянно претерпевает изменения из-за их непроизвольной дислокации. Так что никогда не знаешь, где будет «до» первой октавы в следующий миг. Одни с этим борются, другие, растерявшись, пасуют.

Но невозможность познания только кажется таковой. Особые методы предлагает само существование «Неуловимого». Заведомо предполагается отказ от логического построения музыкальной мысли, опора на некое «седьмое» чувство (что-то вроде интуиции), тотальное очищение, соитие с потоком… и все в таком ключе. На самом же деле, изобрели никакой не бандонеон, а такой себе прибор для соединения двух миров человека – внутреннего и внешнего – в одно целое, причем посредством только лишь практики, слова здесь теряют свою силу. Попробуйте играть, и вы поймете это, поймете невербальный язык личного опыта.

Несмотря ни на что бандонеоны пустили в серийное производство. Они находят свое применение не только в узко профессиональном кругу, и все больше людей во всем мире осознают ценность и гениальность этого изобретения.
Егор Фомин