БУЭНОС-АЙРЕС, 8 ноя — РИА Новости, Юрий Николаев. В аргентинской столице в одном из самых престижных районов Пуэрто Мадеро впервые в мире установлен памятник танго.

Как рассказал РИА Новости, руководитель проекта, известный аргентинский журналист Рубен Реале (Ruben Reale), идея строительства памятника возникла в 2001 году.


«В мире Аргентина ассоциируется с танго, и у меня возникла задумка, почему бы не увековечить этот музыкальный жанр в виде памятника, — сказал Рубен Реале. — Вначале мне даже казалось, что невозможно воплотить в одной скульптуре музыку, поэзию, песню и танец, чем так характерно танго».

Был проведен конкурс, победителем которого стала известный аргентинский скульптор Эстела Требино (Estela Trebino).

«На мой взгляд, ей больше всех удалось воплотить в абстрактной фигуре в форме растянутых мехов железного бандонеона — душу танго. Ведь само танго обязано своим появлением на свет именно этому «инструменту дьявола», — рассказал собеседник агентства.

Он с гордостью отметил, что Аргентина единственная страна в мире, где установлен монумент целому направлению в музыке и танце. «Даже в США нет памятника джазу, а в Италии — тарантелле», — отметил Рубен Реале.

Монумент представляет собой гигантский бандонеон — особую разновидность гармони, завезенную из Германии и используемую в танго-оркестре. Он изготовлен из нержавеющей стали, высотой в 3,5 метра и весом в две тонны. На строительство памятника потребовалось более 11 тысячи долларов. Средства были собраны поклонниками танца и частными компаниями.

Официальное открытие памятника пройдет 22 ноября, в день Музыки.


Слово «танго», как полагают специалисты, имеет африканское происхождение и означает «место встречи» или «особое место». Однако существует и другое мнение, в частности, что название происходит от латинского слова «tango» — «касаюсь».

памятник тангоИстория танго в Аргентине насчитывает более 100 лет. Этот танец зародился в портовой зоне Буэнос-Айреса — квартале Ла Бока, который стал пристанищем всякого европейского сброда, приехавшего в Аргентину в поисках лучшей доли.

Изначально этот танец «был мужским делом» и женщины в нем не участвовали. Поэтому никакой любовной подоплеки здесь не было. Просто «мачо» демонстрировали друг другу свои стати, танцуя на углах улиц, чтобы произвести впечатление.

Потом к танцу стали привлекать проституток, благодаря чему классический аргентинский танго-наряд женщины сохранил некоторые детали, свойственные представительницам этой древней профессии. А именно: узкое платье с умопомрачительным разрезом, сетчатые чулки, вызывающе декольтированная блузка и туфли на шпильках.

Партнер выглядит гораздо скромнее: костюм свободного покроя, прилизанные и напомаженные волосы, лакированные штиблеты и фетровая шляпа в гангстерском стиле.

Настоящая слава танго связана с именем известного аргентинского певца Карлоса Гарделя. В 1917 году он записал свою первую танго-песню композитора Самуэля Кастриоты «Моя грустная ночь». С этого момента жанр танго-песни и сам Гардель становятся очень популярны.

В начале XIX века танго быстро покорило Европу.

«Тангомания», начавшаяся в Париже, перекинулась в Лондон и Нью-Йорк. В мировых столицах открываются курительные салоны под вывеской «танго», входит в моду ярко-оранжевый цвет — тоже «танго», а парижские модельеры изобретают фасон одежды, которому присвоили имя нового танца.

Громадную роль в популяризации танго также сыграл аргентинский композитор Астор Пьяццола. Именно он положил в 60-х годах прошлого века начало великому преобразованию танго и посвятил этому пятьдесят лет жизни.

Танго обогатилось классической полифонией, джазовыми гармониями и, в конце концов, вырвалось из танцевальных залов на волю, превратившись в серьезную музыку — в так называемое nuevo tango (новое танго). Стиль, рассчитанный, прежде всего на слушателя, а не на танцора.

Пьяццола играл вместе с такими великими джазовыми музыкантами, как Гарри Бартон.

Именно благодаря Пьяццоле, nuevo tango относится к одному из джазовых стилей, развивающихся в русле латиноамериканского джаза.

Не случайно, что этим великим аргентинцам в дань уважения их таланту в Буэнос-Айресе поставлены памятники, и они особо почитаемы в стране.

Несмотря на то, что мы называем танго «аргентинским», авторские права на него заявляет и Уругвай.

Спор между Аргентиной и Уругваем о том, кто же все-таки изобрел танго, длится уже не одно десятилетие и очень напоминает спор ирландцев и шотландцев об авторстве виски.

rian.ru — 08/11/2007